Новости:

Венки сонетов Рудольфа Буруковского

Стихи пишут многие. Редко кто пишет сонеты,– их форма требует мастерства и точности мысли. Венки сонетов под силу избранным поэтам. Написать в едином ключе четырнадцать сонетов, связав их первые и последние строки, составляющие в конце концов главный сонет венка магистрал – согласитесь, для этого мало поэтического таланта. Тут не обойтись без математичности, геометричности поэтического сознания. Иначе в строгую стихотворную форму венка не вписать свои мысли и чувства.

Рудольф Буруковский – автор трёх венков сонетов. Представляем сегодня первый, морской, «Corona marina» или «Венок о море». Венки сонетов в память об их родине Италии XIII века называют по-латыни.

 

Corona marina

Опять балтийская волна

У ног моих шлифует камень,

Не зная отдыха и сна,

Безостановочно. Веками

 

Свой долгий труд она вершит

По порученью океана.

И вот сверкают голыши,

И распростёрся пляж песчаный.

 

Волна за миллионы лет

Хребты разрушила шутя.

Что с нею силою сравнится?

 

Что устоит пред ней? Но нет!

Она, послушна, как дитя,

Шурша песком, к ногам ложится.

—«»—

Шурша песком, к ногам ложится,

Волна, оставив пенный след.

Как будто прочертил границу

Её прозрачный силуэт.

 

И душу сладостно сжимает

В мгновенном приступе тоски.

Я снова слышу крики чаек

И грохот траловой доски.

 

А вслед за этим, как всегда,

И сердце тоже рвётся в даль,

О рёбра норовя разбиться.

 

Благоразумия язык

Я забываю в этот миг.

Мне снова кажется, я – птица.

—«»—

Мне снова кажется, я – птица!

Да крыльев, к сожаленью, нет!

А посему лишь память мчится

В просторы пролетевших лет.

 

И, унесённые водою,

Реки минувшего года

Опять проходят чередою,

А с ними люди, города,

 

Закат в просторах океана,

Суда, разлуки, встречи, страны –

Всего не исчерпать до дна.

 

Мечтать о том – и то напрасно.

Душе моей давно уж ясно,

Что лишь для странствий рождена.

—«»—

Что лишь для странствий рождена

Моя душа, я это знаю.

Пусть то заморская страна

Иль просто сторона иная –

 

Мне всё равно. И рвусь туда,

Где не бывал еще  пока я.

Зовут чужие города.

И манит, манит даль морская.

 

И я готов забыть про всё,

Что каждый день с собой несёт.

И, разорвав порочный круг,

 

Его покинув, как тюрьму,

Постылых буден кутерьму

Мне хочется отбросить вдруг.

—«»—

Мне хочется отбросить вдруг

Всё то, чем я к земле привязан.

Развеять на морском ветру

Как дым, бесповоротно, разом

 

Ошибки пролетевших лет,

Обиды, ссоры, неудачи,

Стереть от ран сердечных след,

И всё затеять вновь, иначе.

 

Заполнить чистую страницу...

Шагнуть, опять не зная броду...

Неужто в этом я не волен?

 

Пускай всё снова повторится!

Но есть одна преграда - годы,

Меня держащие в неволе.

—«»—

Меня держащие в неволе

Инерцией прожитых лет,

Как судно держит на приколе

Швартовов равнодушный плен,

 

Как держит бедную лисицу

В плену безжалостный капкан,

Как узника в его темнице

Замки, тюремщики, тоска, –

 

Стальные цепи из событий.

И, не стараясь чем-то скрыть их,

И подчиняясь поневоле

 

Бездушной логике судьбы,

Несу я, как верблюд горбы,

Года, обязанности, боли.

—«»—

Года, обязанности, боли...

В конечном счёте – целый мир

С пудами пресловутой соли,

И, значит, с близкими людьми.

 

Какой ценою цепи рвутся?

И можно ль вообще понять,

К чему, в конце концов, сведутся

Попытки эти для меня?

 

А для других? Кто подытожит,

Как много сможет уничтожить

Поток, прорвавшийся сквозь шлюз?

 

А что же боль? Так ведь живой я!

От хныканья потянет вдвое

На мне давно лежащий груз.

—«»—

На мне давно лежащий груз...

Натер ли он уже мозоли

В моей душе? Сказать боюсь.

Да это не играет роли.

 

Раз я решил его нести,

Решенье выполнять придётся.

Всё дело в выборе пути.

Увы, не вычерпать колодца,

 

Со дна осадка не подняв.

И от пути не отказаться,

Коль сам себе сказал ты «Да!»

 

А жизнь перебирать по дням...

К чему трудиться и стараться,

Чтоб вновь и вновь спешить туда?

—«»—

Чтоб вновь и вновь спешить туда,

В пространства памяти и дружбы,

Не очень много, впрочем, нужно

Упорства, силы и труда,

 

Поскольку вы со мной всегда,

Давно ушедшие отсюда,

Все те, кого я не забуду,

Я в том уверен, никогда...

 

И разве это катахреза –

Стоять у самого уреза,

Мечтая получить сполна

 

И то, чему уж нет возврата,

И то, чем эта даль богата, –

Откуда ты пришла, волна!

—«»—

Откуда ты пришла, волна?

Не мог ли я с тобою встречаться

Давно, в былые времена?

Мне вспоминается: как Чацкий,

 

Попавший с корабля на бал,

Стою у планширя. Штивает.

И рядом катит мощный вал...

Не ты ли то была? Бывает,

 

Знакомых мы не узнаем,

Коль долго не пришлось общаться.

И обознаться разве странно?

 

Но где ж могущество твоё,

Чтоб, оседлав тебя, умчаться

Туда, в пространства океана?

—«»—

Туда, в пространства океана

Меня мои мечты вели

За Куком, или

Магелланом,

За Коцебу вокруг земли.

 

Жаль, продолжая список этот,

Как воплощение мечты,

Рискуешь в жесткий ритм сонета

Увы, не уложиться ты.

 

Страсть эта с детством улетела.

Другие принесла награды

Мне океанская вода.

 

Я понял: чтоб открытье сделать,

Мне вовсе уходить не надо

Туда, в прошедшие года.

—«»—

Туда, в прошедшие года

Все ж ухожу я непрестанно.

Там съемок траловых страда,

Кап-Блан, дыханье харматана,

 

Каюты тесной духота,

Шторма, разлуки, дальний берег...

Что ж! Я бывал в таких местах, –

Порассказать – и не поверят!

 

Мне стоит лишь глаза закрыть,

Как снова я на корабле

И вновь несёт меня волна

 

В свои заветные миры

Давным-давно прошедших лет,

В заветный край цветного сна.

—«»—

В заветный край цветного сна

Шагнуть от этого порога

Давно пора, но слишком много

Раздумий вызвала она,

 

Моя попытка разорвать

Привычек старых паутину,

Стремленье перелить в слова

Решенья. Громоздить плотину

 

Из этих слов перед собой.

Пытаться ими оправдать

Бездействие – лишь род обмана,

 

Которым не купить покой.

Я все равно уйду туда –

В страну разлуки и тумана.

—«»—

В страну разлуки и тумана

Опять, как будто в первый раз,

Уйду я поздно или рано,

Свободе и простору рад.

 

Я знаю призрачность свободы.

Я знаю, надобно платить

Необходимости в угоду

За все пройдённые пути.

 

Но я готов платить за это,

И, начиная всё сначала,

Пусть получу за всё сполна,

 

Чтоб, вопреки любым запретам,

Меня у Дрогдена встречала

Опять балтийская волна.

—«»—

Опять балтийская волна,

Шурша песком, к ногам ложится.

Мне снова кажется, я – птица,

 Что лишь для странствий рождена.

 

Мне хочется отбросить вдруг

Меня держащие в неволе

Года, обязанности, боли –

На мне давно лежащий груз,

 

Чтоб вновь и вновь спешить туда,

Откуда ты пришла, волна!

Туда, в пространства океана,

 

Туда, в прошедшие года,

В заветный край цветного сна,

В страну разлуки и тумана.

 

 


 

 

 

 

Читайте также